Сторителлинг на радио

Пример «Интервью»

К вам на радиоинтервью приходит специалист по детскому аутизму. Тема невероятно сложная. В нее рядовому слушателю даже вникать не хочется. А тут еще ведущий, который первой подводкой хоронит эфир, представляя гостя регалиями и окружая его витиеватыми расшифровками законченных институтов. Про первый вопрос, который сразу погружает в проблему, я вообще молчу. Как быть? Рассказать историю:

«Представьте себе, что вы едете в поезде. Вы стоите у окна и вдруг осознаете, что не можете понять, куда конкретно двигаетесь. Вы пытаетесь спросить что-то у людей вокруг, но они отвечают вам совершенно невнятными звуками. Вы растеряны и совсем не знаете, что делать. Именно так большую часть жизни чувствуют себя люди, страдающие аутизмом. Поговорить о тех, кто живет рядом с нами в одном социуме, мы пригласили Ивана Петровича, уже 20 лет он изучает сложнейшую мутацию генов».

Пример «Авторская программа»

Большая часть программ о музыкантах начинается банальными словами:«Всем привет, в эфире Я и сегодня мы поговорим о творчестве выдающегося и неповторимого какого-то музыканта». Здесь нет истории уже с самого начала. Для сравнения — то, что делает в своих радиопрограммах «Аэростат» Борис Гребенщиков:

«Я пишу эту передачу солнечном утром, сидя в просторном деловом зале аэропорта Домодедово, и за окном во всю стену простирается летное поле, окаймленное вдалеке дремучим лесом — и почему-то это зрелище вызывает у меня мысли об аккордеонистах-авангардистах. Их не так уж много на земле; можно смело назвать «редкими птицами» или «гордыми лебедями культуры». Но на ум сразу приходят двое: Эвелина Петрова, и живущий не так уж далеко от Петербурга Киммо Похъйонен». И дальше идет рассказ о Киммо.

Пример «Линейный эфир»

Только что в эфире Как Бы Радио звучал Стинг. Пару часов назад стало известно, что во время выступления на Новой волне в Сочи Maybach артиста увезли эвакуаторщики. На выступлении это никак не сказалось, но теперь Стинг точно будет думать, что в России самая честная дорожная автоинспекция. Всем гладких дорог и зеленого коридора». Нечто подобное вполне может прозвучать на радио. Теперь посмотрим, как можно рассказать про Maybach через призму сторителлинга.

«Моя любовь к Стингу началась с пластинки югославского производства. Винил с фиолетовой этикеткой и надписью The Police был, наверное, главным диском юности. С тех пор Стинга я рассматривала не иначе, как полубога. Если бы мне тогда сказали, что кумир приедет в Сочи и станет покупать, как мирской человек, инжир и чурчхелу, я бы громко рассмеялась в лицо рассказчику. Но что вы думаете, на Новой Волне случилось именно это, к тому же, в самой комичной форме. Покупка инжира закончилась эвакуированным майбахом, о котором написали все газеты. Печально, что история затмила выступление Стинга. На сцене New Wave Hall он единственный пел без фонограммы».

Метки: нет меток

Комментарии закрыты.